НА ГЛАВНУЮ ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ КРАЯ

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

 

Сурков Алексей Александрович

 

Сурков Алексей Александрович
(1899-1983)

Родился 1(13) октября 1899 г. в деревне Середнёво Рыбинского уезда Ярославской губернии в крестьянской семье. С 12 лет служил «в людях» в Петербурге. Первые стихи опубликовал в 1918 г. в петроградской «Красной газете». После Октябрьской революции ушел в Красную Армию политбойцом. По окончании гражданской войны вернулся в родную деревню. В 1922 - 1924 гг. работал избачом (работником избы-читальни) в соседнем селе Волково, селькором в уездной газете, в волостном исполкоме. Позднее занимался партийной и комсомольской работой в Рыбинске и Ярославле, редактировал комсомольскую газету. В мае 1928 г. стал делегатом Первого Всероссийского съезда пролетарских писателей. После съезда остался работать в Москве. В 1928 г. избран в руководство Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП).

Читать далее

В 1930 г. вышел первый сборник стихов А.А. Суркова «Запев». В 1931–1934 гг. учился на факультете литературы в Институте красной профессуры, по окончании которого защитил диссертацию. В 1934–1939 гг. работал в журнале «Литературная учеба». С 1939 г. –военный корреспондент: участвовал в боевых действиях в Западной Белоруссии, в Советско-финляндской и Великой Отечественной войнах.
Осенью 1942 г. А.А.Сурков находился в районе Ржева как военный корреспондент газеты «Красная звезда». Здесь было написано стихотворение «Ночь в сентябре», а также одиннадцать стихотворений с авторской пометкой: «Под Ржевом. 1942». Отсюда он посылал свои корреспонденции в «Красную звезду». Одна из них – «Земля под пеплом», опубликованная в октябре, начиналась так: «Впереди... Ржев. Мутная дымная пелена застилает город. В прорывах мглы - чёрные обгорелые дома. По фронту, опоясывающему город пологой дугой, как пламя по сухому хворосту, пробегает гул автоматной трескотни, винтовочной перестрелки, четкие и строгие пулемётные очереди». И далее – картина опустошенной земли: «...лежат под пеплом угрюмые пепелища сожжённых деревень. Ни дома, ни сарая. Ни бани, ни житницы. Холодный северный ветер гудит меж чёрными ветвями мёртвых деревьев». Место это – долина реки Бойни. А деревни – Глебово, Выдрино, Плотниково. Увиденное и пережитое реалистично запечатлено в поэтических произведениях, вошедших в сборники, изданные в военные и первые послевоенные годы: «Декабрь под Москвой: Июнь - декабрь 1941 г.» (1942), «Дороги ведут на Запад»: Январь–май 1942 г.» (1942), «Я пою победу: 1943 – 1945» (1946). Особенно популярными стали песни «Бьётся в тесной печурке огонь...», «Песня смелых» (1941) и ряд стихотворений, отмеченных в 1946 г. Государственной премией СССР.
В послевоенные годы А.А. Сурков работал ответственным редактором «Литературной газеты» (1944 - 1946), журнала «Огонёк» (1945 - 1953); с 1962 г. – главным редактором «Краткой Литературной Энциклопедии». Был членом Всемирного Совета Мира и Советского комитета защиты мира. С 1949 г. – секретарь правления Союза писателей СССР; в 1953 -1959 гг. – первый секретарь.
Удостоен звания Героя Социалистического Труда(1969), двух Сталинских премий (1946, 1951), международной Ботевской премии (1976), награждён четырьмя орденами Ленина (1959, 1967, 1969, 1979), двумя орденами Красной Звезды (1940, 1942), орденом Красного Знамени (1945).
Умер А.А. Сурков 14 июня 1983 г. в Москве.

СТИХОТВОРЕНИЯ

Леса пожаром осени горят...

Леса пожаром осени горят,
От северного ветра порыжев.
За косогором сорок дней подряд
Пылает старый русский город Ржев.

Навстречу отлетающим грачам
Штурмовики летят из-за леска.
Над городом, над Волгой по ночам
В полнеба багровеют облака.

Вот ты стоишь в окопе над рекой,
Глядишь туда, где кровенится тьма.
Ты здесь родился. Ты своей рукой
Сажал деревья, возводил дома.

И там, где ты в спокойный, тёплый быт
Едва впервой порог переступил,
Сейчас огонь прожорливый бежит
По крыше и по дереву стропил.

Там, в городском предместье, над рекой,
Отец распят твой на кресте дорог.
Своё жилище ты своей рукой,
Как хворост на ночном костре поджёг.

Огонь бежит по чёрным рёбрам крыш.
Дрожат ракеты в лунном серебре.
Ты злому чужеземцу не простишь
Бессонной этой ночи в сентябре.
Под Ржевом,

1942


Завывают по-волчьи осколки снаряда...

Завывают по-волчьи осколки снаряда
В неуютном просторе несжатых полей,
Но когда на минуту замрёт канонада,
В небе слышен печальный крик журавлей.

Вот опять не успели мы с летом проститься,
Как студёная осень нагрянула вдруг.
Побурели луга, и пролётная птица
Над окопами нашими тянет на юг.

На поляне белеют конские кости.
В клубах чёрного дыма руины видны.
Не найдёте вы нынче, залётные гости,
На просторной земле островка тишины.
Под Ржевом,
1942


Трассой пулемётной и ракетой...

Трассой пулемётной и ракетой
Облака рассечены в ночи.
Спи ты, не ворочайся, не сетуй
И по-стариковски не ворчи.

С юности мечтали мы о мире,
О спокойном часе тишины.
А судьба подбросила четыре
Долгих, изнурительных войны.

Стало бытом и вошло в привычку –
По полёту различать снаряд,
После боя встать на перекличку,
Заполнять за друга полный ряд.

Скорбь утрат, усталость, боль разлуки,
Сердце обжигающую злость –
Всё мы испытали. Только скуки
В жизни испытать не довелось.
Под Ржевом,

1942
Сторожко приникая к чёрным зданьям...

Сторожко приникая к чёрным зданьям,
Проходит по руинам тишина.
Глухая к человеческим страданьям,
Плывёт меж звёзд холодная луна.

В воронках на ночь залегли секреты,
Сапёры мост наводят на реке,
Зелёные немецкие ракеты,
Качаясь, догорают вдалеке.

Потрясены величием вселенной
И слушая беззвучный звёздный хор,
Мы шёпотом заводим сокровенный,
Взволнованный, сердечный разговор.

Не сетуя, не злясь на жребий лютый,
Припомнив близких, тёплое жильё,
Мы верим в эти краткие минуты
И в счастье, и в бессмертие своё.
Под Ржевом,
1942

На нашу долю выпал трудный век...

На нашу долю выпал трудный век.
Железом выжжены рождений наших даты.
С пелёнок привыкает человек
К своей грядущей участи солдата.

Горячий ветер войн шумит над ним.
И он сквозь время, хищное такое,
Идёт, от одичания храним
Мечтой о мире, братстве и покое.

Таков удел. С железом подружись.
Созреет утро в чёрной прорве дыма.
Ведь мы, и умирая, славим жизнь,
А жизнь бессмертна и непобедима.
Под Ржевом,
1942

И опять на заре померещилось мне...

И опять на заре померещилось мне
В нимбах зарев ночных города,
Трупы танков и пушек… Даже во сне
От войны не уйти никуда.
Даже к самым глухим, заповедным местам,
Где незыблем покой голубой,
Эта страшная гостья, как тень по пятам
Неотступно идёт за тобой.
Помню – лёг мой товарищ под старую ель,
Сенью веток от зноя храним,
И уснул, утомлённый дорогой. И шмель
Зажужжал, пролетая над ним.
То ли гул самолёта почудился вдруг,
То ли звонко свистящий снаряд.
Затаив в запылённых ресницах испуг,
Резко с места сорвался солдат.
Посвист бомбы, сирены пронзительный крик
Рвёт наш слух наяву и во сне.
После мира не сразу солдат-фронтовик
Безмятежно уснёт в тишине.
Под Ржевом, 1942

Луна висит над опалённым садом...

Константину Симонову
Луна висит над опалённым садом.
В ночном тумане тает синий дым,
Рассвет не скоро. Сядь на бурку рядом.
Поговорим. На звёзды поглядим.

Здесь, у костра, не скрыть ночному мраку
Всей разницы повадок, вкусов, лет.
Когда я первый раз ходил в атаку,
Ты первый раз взглянул на белый свет.

Своей дорогой шёл под гору каждый,
Мечтая счастье общее найти,
Но буря к нам нагрянула однажды,
Слила в одну дорогу все пути.

Тем знойным летом, слыша танков топот,
Мы побратались возрастом в бою,
Помножив мой сорокалетний опыт
На твой порыв и молодость твою.

Когда пробьёт урочный час расплаты,
На запад схлынет чёрная беда, –
В высоком званье старого солдата
Сольются наши жизни навсегда.

Испытанные пулей и снарядом,
Виски свои украсив серебром,
Мы на пиру победы сядем рядом,
Как в эту ночь сидели над костром.
Под Ржевом,
1942

Над умытой росой кирпичом...

Над умытой росой кирпичом
Клонит горькие гроздья калина.
Неизвестно, о ком и о чём
На закате грустит мандолина:

То ли просто в ней звон камыша,
То ли скорбь по недавней утрате.
Всё равно. Потеплела душа,
Подпевая струне на закате.

И грустя, и скорбя, и любя,
И томясь ожиданьем в разлуке,
Сердце воина слышит себя
В мимолётном серебряном звуке.

Под Ржевом,
1942

За окошками – серая лента реки...

За окошками – серая лента реки,
Дальше – чёрный, выжженный город.
Жёлтой жижей по каскам бегут ручейки
И ознобом стекают за ворот.

Впору волком завыть от погоды такой
И палить в облака из нагана.
Только то и отрадно, что им за рекой
Так же сыро и так же погано.
Под Ржевом,
1942

Сегодня пушки замолчали рано...

Сегодня пушки замолчали рано.
В палатке шелесты листвы слышны.
А нам не спится, как это ни странно,
От этой необычной тишины.
Жизнь наша вывернута наизнанку,
Всё невпопад и всё наоборот.
Разбитому, заржавленному танку
Зелёный плющ заглядывает в рот.
Наш быт морским узлом завязан туго.
Страданий нам отпущено втройне.
И счастлив тот, кто чует локоть друга
В бою и в этой грозной тишине.
Придёт и к нам победа, как награда
За тернии жестокого пути,
И нам с тобой к такому часу надо
Тепло в солдатском сердце принести.
Под Ржевом,
1942

Видно, выписал писарь мне дальний билет...

Видно, выписал писарь мне дальний билет,
Отправляя впервой на войну.
На четвёртой войне, с восемнадцати лет,
Я солдатскую лямку тяну.
Череда лихолетий текла надо мной,
От полночных пожаров красна.
Не видал я, как юность прошла стороной,
Как легла на виски седина.
И от пуль невредим, и жарой не палим,
Прохожу я по кромке огня.
Видно, мать непомерным страданьем своим
Откупила от смерти меня.
Испытало нас время свинцом и огнём.
Стали нервы железу под стать.
Победим. И вернёмся. И радость вернём.
И сумеем за всё наверстать.
Неспроста к нам приходят неясные сны
Про счастливый и солнечный край.
После долгих ненастий недружной весны
Ждёт и нас ослепительный май.
Под Ржевом, 1942

ФОТО

Сурков Алексей Александрович

Сурков. Рисунок

Сурков Алексей Александрович

Сурков - фронтовой корреспондент под Вязьмой 1941

Сурков Алексей Александрович
Библиография

Сурков А.А. Собрание сочинений : в 4 т. / вступ. ст. А. Туркова. – Москва : Худож. лит., 1978-1980.
Сурков А.А. Биография. Стихи военных лет // О том, как под Ржевом : Ржевская битва в прозе, поэзии, публицистике. – Ржев, 2007. – Вып. 1. – С. 22-30.
Сурков А.А. // Краткая литературная энциклопедия. - Москва, 1972. - Т. 7. - С. 272-273.
Турков А.М.  Сурков Алексей Александрович // Русские писатели. ХХ век : биогр. слов. / сост. И.О. Шайтанов. — Москва, 2009. — С. 514.
Васильев И.А. «Луна висит над опаленным садом...» : очерк // Васильев И.А. Путешествие с книгой в рюкзаке. - Москва, 1977. - С. 43-53.

<< Писатели-фронтовики